«Дом» должен быть разрушен. Как структуры экс-депутата Курихина получили государственную землю в самом центре Саратова за 200 тысяч рублей

Фото архив fn-volga.ru В начале февраля областным арбитражным судом было вынесено решение по одному из самых громких и затянутых земельных дел Саратова.




Фото архив fn-volga.ru В начале февраля областным арбитражным судом было вынесено решение по одному из самых громких и затянутых земельных дел Саратова. Разбирательство между музеем Федина и матерью экс-депутата облдумы Сергея Курихина длилось с марта прошлого года.

Следственные органы с 2019 года неоднократно  прекращали  уголовные дела по вопросу отнятого у учреждения культуры участка. Вероятно, точка в деле ещё не поставлена – проигравшая сторона заявила о намерении обжаловать решение в вышестоящих инстанциях.

Наше издание подробно  освещало  ход изъятия земли из владения музея и ситуацию вокруг уголовного дела и суда. Из-за ковидных ограничений заседания  проходил и в закрытом режиме. Представленные в материалах решения доводы сторон и протоколы допросов во многом позволяют наконец составить почти полную картину того, как происходило незаконное выведение объекта в пользу структур скандально известного бизнесмена.

По сути, на барельефе «Дома» должен быть изображен не только лик, очень похожий на Сергея Курихина, но и лики других причастных к выводу земли и строительству областных, городских чиновников и членов «Единой России».

ИА «Свободные новости» рассказывает, как структурам Курихина удалось получить государственный земельный участок в центре города, оформив сделку за 200 000 рублей.

«Красивейшее здание Саратова»

2 февраля судья арбитражного суда Саратовской области Юлия Огнищева полностью  удовлетворил а иск о сносе ресторана «Дом», построенного на земле, отнятой у Саратовского музея Федина. Постройкой «Дома» на Октябрьской, 7  занималась  фирма «Сарград», аффилированная бывшему депутату Саратовской областной думы Сергею Курихину. Заказчиком строительства здания была Надежда Шиловская, мать бизнесмена, – согласно решению, теперь именно ей  предстоит демонтировать незаконную постройку.

Решение вызвало бурное обсуждение. Медиаресурсы, телеграм-каналы и региональные «лидеры мнений» спорили, сносить здание или нет, какова  «архитектурная ценность» постройки. В публикациях ИА «Взгляд-Инфо» ресторан «Дом»  титуловался  «одним из красивейших зданий Саратова», «центром притяжения саратовцев и туристов», « архитектурным шедевром компании «Сарград» , достопримечательностью Саратова и украшением его многокилометровой пешеходной зоны».

Но самые лестные отзывы детище бывшего депутата-единоросса  получил оот президента национального подразделения итальянской компании FIABCI Антонио Кампаньоли. «Видно, что здание «Сарграда» задумано как здание с историей: и изображения на нём, будь то барельефы, маскароны на главном входе, венчающие колонны на втором этаже, либо декор – всё имеет исторический контекст, а стилистически тяготеет к философии красоты», – высказался европейский эксперт о  портрете мужчины, напоминающего Курихина, и фигурах ангелов  на фасаде здания.

Сама проигравшая сторона  сообщила  о своей реакции на решение по объединённому иску правительства области и музея Федина куда более сдержанным и взвешенным комментарием. «Представители Шиловской» рассказали «Взгляд-Инфо», что областная прокуратура неоднократно проверяла законность отказа музея от участка земли, на котором в последующем был возведён ресторан, и не находила никаких нарушений.

В публикации заявлялось, что проигравшая сторона считает недопустимым обвинения истцов в недобросовестности собственника, ведь именно правительство Саратовской области и его чиновники вывели землю музея Федина в гражданский оборот, а позже проверяли строительство объекта и разрешили использовать здание в коммерческих целях.

11 февраля областной арбитраж наконец  опубликовал  текст решения по делу о сносе ресторана «Дом». Решение представлено в не совсем обычной для юридической практики форме, стоит отметить его эмоциональность.

В документе доводы судьи Юлии Огнищевой распределены на блоки, в которых приводятся дословные цитаты из переписки между участниками процесса – например, руководства музея Федина с комитетом по управлению имуществом Саратовской области (далее – КУИ Саратовской области – прим. авт.) и министерством культуры региона. Из неё судья приходит к выводу, что участок, занятый ныне рестораном, «был всегда необходим [музею] для использования по прямому назначению исключительно в некоммерческих целях и в интересах населения».

Одновременно, инстанция использует неюридический термин, заявляя, что ответчик изначально не имел «благих целей»: «Довод ответчиков о том, что распоряжение Комитета по управлению имуществом Саратовской области о приведении в соответствие вида разрешенного использования земельного участка от 15.03.2010 № Т-21-р., не нарушает прав заявителя, суд не принимает, т.к. данное распоряжение не отвечает благим целям».

Неясно – что именно суд понимает под «благонамеренностью» собственника? Очевидно, что индивидуальный предприниматель покупает земельный участок для последующего извлечения прибыли, и говорить о «благих целях» тут не совсем корректно.

Вывод же суда о том, что музей Федина всегда имел «благие намерения» по отношению к изъятому у него участку сопровождается повествованием об «активной помощи МГЕР» (молодежной группы единороссов, «Молодой гвардии» – прим. авт.) – участниками движения были «выкорчеваны пни, мешавшие посадке новых растений».

«Защита» объекта

В решении отражено, что вся процедура передачи земли музея Константина Федина была злонамеренной. В содержании документа чётко изложено, что землю выводили специально, и на музейный участок поступил «заказ». При этом суд не указывает на конкретного «заказчика».

«Свободные новости» ещё год назад обратились с запросом к региональному правительству, чтобы узнать, кто из должностных лиц может быть причастен к переводу участка в 10 соток – более трети территории музея Константина Федина, в частные руки.

Поначалу председатель правительства Роман Бусаргин уходил от ответа,  заявляя , что «причастные к разделу и отчуждению участка» больше не работают в органах власти. После повторного запроса нашего информагентства, чиновник  сообщил , что областной комитет по управлению имуществом в связи с обращениями минкульта региона и музейной администрации, территория учреждения культуры была разделена на два участка, – площадью 1557 и 1009 квадратных метров, – меньший из них в 2012 году был передан в аренду, именно на нём в 2017 году будет построен ресторан.

Как напомнил Бусаргин, с 2009 по 2012 годы министром культуры области был Владимир Синюков, в 2005-2012 годах министром-председателем КУИ региона были последовательно Александр Бовтунов, Екатерина Мережникова и Олег Галкин. Последний находился в должности до 2016 года. Председатель правительства не перечислил в этом списке руководителя музея, просившую КУИ разделить землю учреждения – но известно, что с конца 2009 по 2013 год учреждение возглавляла Валентина Жукова.

Этот «Дом» не только имени Курихина, но и других причастных к выводу земли и строительству областных, городских чиновников и членов Единой России.

В решении Жуковой уделяется особое внимание. Документ отмечает, что три руководителя музея – Ирина Ткачёва, Ирина Кабанова и Лариса Коновалова категорически отказывались подписывать документы о передаче участка из владения музея. Все три несговорчивые женщины недолго продержались на посту.

Но возглавившая музей в декабре 2009 года Жукова направила заявление министру-председателю КУИ по региону об отказе от права бессрочного пользования земельным участком на следующий же день после своего назначения. Впоследствии Жукова утверждала, что была обманута Синюковым – по её словам, тот в комнате с плохим освещением предложил ей подписать некий документ. Чиновница якобы решила, что это может быть постановление о назначении её на должность. Бывший глава областного министерства культуры, в свою очередь, не стал отрицать слова Жуковой и заявил, что не помнит обстоятельств подписания бумаг. Суд критически отнёсся к такому объяснению и посчитал эти доводы голословными и безосновательными.

В решении суд расписывает, что отказ музея от постоянно-бессрочного пользования был совершён с нарушением закона – в областной КУИ были направлены лишь документы за подписью Жуковой и министра культуры Владимира Синюкова. При этом заявители должны были подать ещё три официальных документа. «В КУИ Саратовской области не был сдан необходимый комплект документов, в т.ч. в части обоснованности заявления об отказе от земельного участка», – констатирует суд.

С учётом того, что переданные комитету обращение Жуковой об отказе от бессрочного пользования и письмо-согласие Министерства культуры датированы одним днём, судья Огнищева закономерно видит в ситуации определённый сговор, злой умысел на выведение участка из владения музея.

После этого участок, отнятый у музея Федина, два года находился в собственности региона. Именно в 2010-2012 годах региональная прокуратура проверяла законность отказа учреждения культуры от участка и не нашла никаких нарушений. «Прокуратурой опрашивались должностные лица музея, в том числе директор Валентина Жукова, делались запросы в комитет по управлению имуществом, министерство культуры Саратовской области, которые подтверждали законность отказа, никаких нарушений закона установлено не было», –  напоминают  на сайте «Взгляд-Инфо» юристы Шиловской.

В определениях по делу «Дома» от весны-лета прошлого года суд постоянно запрашивал у облпрокуратуры надзорные дела проверок по жалобам, обращениям и заявлениям, связанным с отчуждением, но ведомство  так и не поделилось  этими материалами.

Чуть более года назад прокуратура  ответила  на запрос ИА «Свободные новости» о ситуации вокруг незаконно изъятой музейной земли. В документе глава ведомства Сергей Филипенко сообщал, что участок, на котором ныне располагается «Дом» был получен незаконным путём – при этом отдельно отмечалось, что землю вывели некие «представители госвласти и местного самоуправления, а также сотрудники ГУК Государственный музей К. А. Федина». Областной прокурор предлагал решать проблему музейной земли в суде правительству области самостоятельно.

Вероятно, именно позиция ведомства Сергея Филипенко повлияла на ещё одну особенность решения Огнищевой, в нём не отражена позиция важнейших участников процесса – прокуратуры и КУИ региона. Суд пишет, что изучил доводы истца и ответчика, а ещё ознакомился с мнением «третьих лиц» – например, областное надзорное ведомство заявлено в тексте именно так. Согласно решению суда, оно было изложено в «письменных отзывах», так и не процитированных в документе.

Фактически, мнение областной прокуратуры в решении никак не отражено. Вероятно, ведомство Сергея Филипенко решило не обращаться в суд из-за того, что проводило проверки и не находило нарушений. Ситуация бы выглядела странно и серьёзно подпортила бы репутацию областной прокуратуры – десять лет назад надзор уверял, что сделка прошла законно, а теперь подаёт иск об изъятии земли у частного собственника.

Такая процедура для аффилированных предпринимателю структур, вероятно, предпринималась и для других «курихинских» объектов – очевидно, как схема защиты от потенциальных юридических угроз и интереса силовиков к сделке.

Таксист-меценат

В 2012 году областной министр–председатель КУИ Галкин дважды выставлял отторгнутый у музея земельный участок на торги. Соответствующие публикации появились в «Саратовской областной газете» – сначала, в июне 2012 года, – на право заключения договора купли-продажи. Ровно через месяц комитет снял с торгов «объект по адресу Чернышевского, 154».

Всего спустя четыре дня ранее принадлежавший музею участок снова оказался на торгах – правда, теперь КУИ разместил объявление об аукционе на размещение на нём «административных и офисных зданий, объектов образования, науки, здравоохранения и социального обеспечения, физической культуры и спорта, культуры, искусства и религии», – теперь землю можно было арендовать для коммерческого использования. Единственным, кто подал заявку на аренду 10 соток в самом центре города оказался Александр Синицын. В конце 2012 комитет по управлению имуществом Саратовской области заключил с ним договор об аренде земли.

Решение содержит показания Синицына по делу. Мужчина рассказал, что узнал об аукционе из прессы – на бывшем земельном участке музея Федина он планировал построить картинную галерею, и проводить в ней выставки малоизвестных художников. Синицын заявил, что на тот момент у него были деньги на строительство здания, он планировал использовать накопления из личного заработка. Как рассказал мужчина, с 2013 года он неофициально работает таксистом.

Синицын заявил, что не помнит обстоятельств сделки – например, сумму и периодичность платежей за аренду земли. Вскоре таксист понял, что денег на строительство картинной галереи ему не хватит, мужчина даже не стал согласовывать строительство здания в различных инстанциях.

Тогда Синицын решил переуступить право аренды – такое предложение ему сделал Вадим Балдин, – близкий компаньон Сергея Курихина, старший менеджер фирмы «Сарград» и давний знакомый Синицына. За переуступку таксист получил от Балдина 200 000 рублей, в марте 2013 года арендатором участка стала Надежда Шиловская, мать Курихина.

Позже она выступит заказчиком строительства здания на изъятой у Фединского музея земле. «Сарград» начнёт возводить постройку в 2015 году, а в мае 2016 почти готовый проект официально изменил свой статус, став вместо «художественной галереи» «зданием многофункционального значения». После ввода в эксплуатацию внутри постройки начали работать кафе «Дом», а затем – ресторан «Джос».

Суд посчитал «притворными сделками» все манипуляции, которые проводились для выведения участка из владения музея и последующей передачи его Шиловской. Согласно статье 170 ГК России притворная сделка  считается  недействительной. Огнищева в решении приходит к выводу, что арендатор никогда не планировал строить картинную галерею на земле, отнятой у музея Федина: «Целью данных последовательных действий является отчуждение права аренды государственного имущества конкретному лицу (Шиловской Н.М.)».

 


Музей Федина

 

В решении отмечается, что Синицын так и не предоставил суду никаких доказательств наличия у него средств, на которые он якобы собирался построить на участке галерею искусств. Таксист не имел статуса ИП и не получал его, когда владел правом на аренду земли, а связь между участниками цепочки (Синицын-Балдин-Курихин-Шиловская) подтверждает притворность сделки – её целью была лишь передача фактического контроля над недвижимостью матери скандального бизнесмена.

По факту, Сергея Курихина и Надежду Шиловскую не особо заботили вопросы законности сделок. Шиловская получила участок, когда он миновал уже все стадии ввода в оборот. Мать Сергея Курихина вполне может переложить все убытки по делу на областной комитет управления имуществом и, возможно, Олега Галкина – который в то время занимал пост министра-председателя комитета. Именно он занимался оформлением и выведением музейного участка, а позже передачей его в аренду. В самом решении Огнищевой есть доводы о том, что КУИ неоднократно нарушил закон при обращении с этим участком земли.

Как и мнения региональной прокуратуры, позиции КУИ в решении нет. Неясно, чью сторону в деле заняли бывшие чиновники, возглавлявшие региональный комитет по управлению имуществом в 2010-2012 годах и причастные к незаконному выводу земли в пользование Шиловской.

Интересно, что сторона Шиловской ни в самом решении, ни на медиаресурсах, аффилированных экс-депутату Сергею Курихину, не опровергает протоколы допросов и очных ставок свидетелей по делу, то есть, косвенно подтверждает, что участок выводился именно так.

Решение ещё не вступило в законную силу, но проигравшая сторона уже заявила о своём намерении обжаловать решение – в случае удовлетворения апелляции дело рассмотрит 12-й арбитражный апелляционный суд.

Источник:  https://fn-volga.ru/news/view/id/181176



Последние новости

Репетиторы, строители, мастера маникюра и автослесари: самозанятых в Саратовской области стало на 22 тысячи больше

Автор: Елена Петрова За 6 месяцев 2024 года самозанятых в Саратовской области стало больше на 22 тысячи, сообщает пресс-служба минэкономразвития региона.

Рабочим пенсионерам будут индексировать пенсию: подписан Федеральный закон

Индексацию начнут производить с 2025 года. Работающие пенсионеры в России с 2025 года будут получать пенсию с учетом индексации.

Управлением Россельхознадзора инициирована блокировка порядка 400 интернет-страниц сайтов, торгующих ветпрепаратами с нарушениями

С 1 сентября 2022 года Россельхознадзор и его территориальные управления ведут активную работу по мониторингу сайтов,

Card image

Сравнение гофрокартона с другими материалами упаковки по целому ряду параметров

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *