24.02.2024

«Необыкновенный подъем религиозного чувства…»

Пребывание чудотворной Седмиезерной иконы Божией Матери в Саратовской епархии в 1910–1911 годах   26 октября Православная Церковь совершает празднование Седмиезерной иконе Божией Матери.

Пребывание чудотворной Седмиезерной иконы Божией Матери в Саратовской епархии в 1910–1911 годах

 

26 октября Православная Церковь совершает празднование Седмиезерной иконе Божией Матери. Этот образ известен с XVII века; он пребывал в Седмиезерной Богородицкой пустыни под Казанью и, будучи приносим в Казань, неоднократно спасал город от эпидемий чумы, по молитвам перед ним исцелялись и больные иными болезнями. В настоящее время икона пребывает в алтаре Петропавловского кафедрального собора Казани.  Маргарита Шашкина, главный архивист Государственного архива Саратовской области, рассказывает о пребывании чудотворного образа в Саратовской епархии в 1910–1911 годах, о проводах его в Казань и о судьбах людей, принимавших в этом участие.

В середине июня 1911 года саратовская газета «Волга»[1] сообщала в своем новостном разделе: «Преосвященный Гермоген уезжает в среду, 15 июня, в Вольск. Там находится в настоящее время Седмиезерная икона Божией Матери. Преосвященный предполагает провожать ее из Вольска в Казань. На время его отсутствия вступит в управление епархией преосвященный Досифей, епископ Вольский»[2].

Чудотворная икона пребывала в Саратовской губернии без малого год, приносилась в центральные храмы для поклонения народа. Почему это стало возможным? Для чего было осуществлено именно в это время? Ответ, кажется, лежит на поверхности: епископ Саратовский и Вольский Гермоген (Долганёв) считал необходимым направить свою паству, православных жителей вверенной ему епархии, в лучшую религиозно-нравственную  сторону и оградить ее от различных сектантских и атеистических учений. Важно отметить также, что Саратовская семинария относилась к Казанскому учебному округу, и выпускники ее, которые хотели продолжать образование, обучались в Казанской духовной академии. Основанный в 1590 году Саратов входил до 1602 года в состав Казанской митрополии, главой которой был святитель Гермоген, будущий Патриарх. Поэтому святыни казанской земли широко почитались в Саратовском крае.

Сразу скажу, что, обдумывая тему для статьи, я сама впервые узнала об этом чудесном образе Божией Матери. В начале 2022 года я познакомилась с брошюрой, выпущенной в 1911 году в Саратове и рассказывавшей о принесении Седмиезерной иконы в наш город. Автор издания — священник Александр Петрович Мраморнов. В то время он преподавал Закон Божий (в частности, в саратовской гимназии С.Н. Штокфиш), являлся корректором «Братского листка», выпускавшегося Братством Святого Креста, много писал и публиковался на богословские темы. Сослужение епископу Гермогену, будущему священномученику, — особая часть жизни священника Александра Мраморнова в тот период.

В пределах Саратовской епархии (в Саратове[3], Царицыне[4] и Вольске[5]) святыня пребывала 10 месяцев — с августа 1910-го по июнь 1911 года. Ее принимали в своих домах не только православные жители города, но и те, которые отделяли себя от ограды Христовой Церкви. Когда пришло время торжественных проводов Седмиезерной иконы из Вольска в место ее постоянного пребывания, владыка Гермоген арендовал пароход «Удачный» для совершения на нем паломничества вверх по Волге — от Саратова до Казани. «На пароходе имели право путешествовать только паломники, заведомо известные хорошим поведением, высокой нравственностью, религиозные, считающие непременной обязанностью посещения храмов Божиих, непьющие, некурящие»,— читаем мы в очерке отца Александра Мраморнова о «великом паломничестве» за 1911 год.

Из духовенства вместе с владыкой Гермогеном вечером 15 июня 1911 года из Саратова отбыли протоиерей Сергий Ледовский, иерей Владимир Добросовестный, иерей Александр Мраморнов, иерей Иоанн Богатов, протоиерей Петр Полянский (из Камышина). К ним присоединились протоиерей Сергий Ильменский и исполнявший обязанности епархиального миссионера священник Георгий Носков. В Вольске на палубу «Удачного» поднялись священники Александр Знаменский, Василий Тодорцев, Евгений Шкенев, Феодор Бибиков и протоиерей Николай Разумовский.

Еще до прибытия епископа Гермогена на пароходную пристань Саратова там собралось все городское духовенство, пришел крестный ход из Александро-Невского кафедрального собора, что вместе являло собой «громадную массу народа». Из Царицына в Саратов на пароходе «Русь» прибыл иеромонах Илиодор с царицынскими богомольцами, которые держали бесчисленное множество хоругвей, а певчие исполняли молитвенные песнопения.

Пароход «Удачный», украшенный национальными флажками, был готов к отплытию в Вольск для встречи с иконой, пребывающей там, чтобы далее направиться в Казань. Среди паломников было много детей, в том числе ученики Киновийской школы[6] и ученицы Потловской второклассной школы Сердобского уезда[7], окончившие курс миссионерской школы при Братстве Святого Креста.

В девять часов вечера на пароходе в рубке 1-го класса — «плавучем монастыре», как ее назвал епископ Гермоген — началось служение молебна с акафистом Божией Матери. Паломники помещались на палубе или в коридоре перед рубкой и участвовали в общем пении.

Рано утром 16 июня на пристани Вольска владыку Гермогена встретили епископ Вольский Досифей и все вольское духовенство. Два крестных хода — вольчан и саратовских паломников — соединились и направились к величественному городскому Иоанно-Предтеченскому кафедральному собору (после революции, увы, разрушенному). Чудотворная икона была торжественно вынесена из храма, положена на аналой, и владыка Гермоген, поклонившись святому образу, обратился к верующим с умилительным словом, благодаря Небесную Царицу за посещение. На церковное торжество собрался едва ли не весь город.

Святыня разбудила в людях чувство духовной радости. «Всюду она была принимаема с подобающим благоговением и служением молебнов. Всюду вызывала необыкновенный подъем религиозного чувства, служила предметом бесед…» — пишет священник Александр Мраморнов. Хотя, как он отмечает, «Вольск, по крайней мере, наполовину заражен расколом и сектантством».

17 июня в четыре часа утра пароход с паломниками причалил у Хвалынска. Там, как и в Вольске, к пристани подошел крестный ход, был совершен молебен с канонами Божией Матери «Одигитрии» и водоосвящением перед Казанским собором города (ныне разрушен). Владыка Гермоген сердечно приветствовал жителей Хвалынска, говоря о великом и редком торжестве такого посещения их Богоматерью. «Плакали хвалынцы, плакали и все паломники, слушая слово своего обожаемого архипастыря»[8]. Затем крестный ход вернулся с иконой на пристань, и состоялось прощание со святыней. В Саратовском областном музее краеведения сохранилось недавно идентифицированное фото этого прощания на берегу Волги. Пароход отошел от Хвалынска в 10 утра. Поздно вечером паломники были в Самаре, а 18 июня в два часа пополудни судно прошло, не заходя, мимо Симбирска.

Далее «Удачный» остановился у пристани села Тетюши Казанской губернии, находящейся в 120 верстах от Казани. Туда прибыл наместник Седмиезерной пустыни архимандрит Андроник для сопутствования святой иконе в Казань и далее — в Седмиезерную пустынь.

В Казани были 19 июня около 8 часов утра. Преосвященный Гермоген еще раз помолился перед чудотворным образом, после чего богомольцы пешком отправились с иконой в Седмиезерную Богородицкую пустынь. Но сначала последовал обзор главных святынь Казани. Прежде всего, это Благовещенский собор, затем паломники посетили Спасо-Преображенский монастырь и Казанский собор, где хранилась копия с подлинной Казанской иконы Божией Матери. «Тяжело было при взгляде на это место, по левую сторону от царских врат, откуда злодейской рукой была похищена чудотворная икона Казанской Божией Матери», — пишет священник Александр Мраморнов в своем рассказе о паломничестве[9].

Саратовский архиерей прибыл в Седмиезерную пустынь раньше остальных богомольцев, пользуясь услугами нанятых извозчиков. Паломники несли икону до обители на протяжении около 28 верст. Святыня была принесена в соборный храм. Владыка Гермоген благословил начать колокольный звон к всенощной. В громадном храме было совершено торжественное всенощное бдение при большом стечении народа, в сослужении участвовало до двадцати священников.

В понедельник, 20 июня, по благословению епископа Гермогена было отслужено две Литургии — в 5 часов и в 6 часов 40 минут. Саратовские богомольцы помолились за ранней Литургией и, кто желал, причастились, чтобы пораньше выйти с иконами пешком из обители. После богослужения архимандрит Андроник преподнес епископу Гермогену посох из черного дерева с мраморным наконечником. Священникам были преподнесены небольшие копии Седмиезерной иконы на память о паломничестве.

В обратный путь на том же пароходе «Удачный» саратовские паломники двинулись вечером, под шум сильного дождя, которого долго не было в казанских пределах, что было воспринято как милосердие Божие. В Саратов из поездки в Седмиезерный монастырь епископы Гермоген и Досифей возвратились 22 июня. Доброе путешествие было завершено. «Это великое паломничество навсегда останется памятным в сердцах каждого из тех, кто принимал в нем участие», — заканчивает священник Александр Мраморнов свое описание события, объединившего богомольцев Саратовской губернии.

*  *  *

Это паломничество, совершенное летом 1911 года с Седмиезерной иконой, уникально еще и тем, что объединило священнослужителей, чьи судьбы впоследствии радикально разошлись. Можно проследить вехи этих судеб, таких разных по завершающим этапам жизненного пути…

Судьба священника Александра Петровича Мраморнова (1874–1941), автора воспоминаний о проводах Седмиезерной иконы Божией Матери в места ее пребывания, хорошо известна. Правда, даже его праправнук Александр Игоревич Мраморнов не смог выяснить, как и чем жил предок в период 1919–1930 годов. В это время один из сыновей отца Александра, Сергей, разорвал с ним отношения и поступил в Красную армию. До середины 1930-х годов отец Александр служил в сердобской Казанской церкви, а в августе 1936 года был арестован. Умер в Карлаге Карагандинской области 21 ноября 1941 года[10].

Архиепископ Саратовский и Петровский Досифей (в миру Дмитрий Алексеевич Протопопов, 1866–1942). Выпускник Смоленской духовной семинарии (1887), Московской Духовной академии (1891). Пострижен в монашество в 1904 году. В январе 1909 года рукоположен в саратовском Александро-Невском кафедральном соборе во епископа Вольского, викария Саратовской епархии. В августе 1917 года избран епархиальным собранием правящим архиереем Саратовской и Царицынской епархии. В октябре 1918 года в связи с образованием Царицынской епархии стал именоваться епископом Саратовским и Петровским. Участвовал в Поместном Соборе Православной Российской Церкви 1917–1918 годов. В 1919 году был заключен на четыре месяца в саратовскую тюрьму в качестве заложника. В апреле 1922 года был арестован по групповому делу «саратовских церковников» за отказ подчиниться обновленческому Высшему церковному управлению. Первоначально находился под домашним арестом в Архиерейском доме, в июне переведен в саратовскую тюрьму. В феврале 1923 года привлекался в качестве свидетеля по делу Святейшего Патриарха Тихона. В том же году был осужден Саратовским губернским ревтрибуналом на пять лет лишения свободы. Отбывал срок в Бутырской тюрьме в Москве и в Томском округе. Освобожден досрочно. 6 марта 1926 года вернулся к управлению епархией, но через год был приговорен к трем годам ссылки и 27 октября 1927 года уволен на покой. В 1930 году проживал в Саратове, приходил на молитву в Духосошественский собор. По воспоминаниям очевидцев, после захвата храма обновленцами призвал православных прихожан не ходить на службы, в результате чего собор простоял пустым до покаяния его клириков в расколе. В последние годы жизни был лишен средств к существованию, оглох, собирал милостыню вместе с нищими на паперти Духосошественского собора. Похоронен на Воскресенском кладбище Саратова[11].

Епископ Тобольский и Сибирский  Гермоген (в миру Георгий Ефремович Долганёв, 1858–1918)[12]. Это был человек необыкновенно бурной жизни и непоколебимых монархических убеждений, один из самых неоднозначных русских архиереев начала XX века. С января 1901 года — епископ Вольский, викарий Саратовской епархии. С марта 1903 года — епископ Саратовский и Царицынский. Осенью 1911 года епископ Гермоген был вызван в Святейший Синод и в Саратов более не вернулся. Он решительно выступил против обсуждавшихся в Синоде проектов введения в Русской Церкви чина диаконисс и богослужебного чина отпевания инославных. В это же время обострился конфликт епископа с Григорием Распутиным, так как владыка изменил прежде положительное отношение к нему на прямо противоположное. 17 января 1912 года владыка Гермоген был отправлен на покой в Жировицкий монастырь Гродненской епархии. Однако в марте 1917 года он был назначен епископом Тобольским и Сибирским. Резко выступал против большевистского режима, критиковал Декрет об отделении Церкви от государства. В апреле 1918 года был помещен под домашний арест в Тобольске. Затем находился в тюремном заключении в Екатеринбурге. 29 июня 1918 года епископ Гермоген был утоплен в реке Туре, на пути к Тобольску. Прославлен в лике новомучеников и исповедников Церкви Русской.

Противоположный путь выбрал иеромонах Илиодор (Труфанов; 1880–1952)[13], снявший с себя сан. После Октябрьской революции он предлагал свои услуги большевикам, в апреле 1921 года создал секту, вскоре эмигрировал и объявил себя патриархом в изгнании.

Протоиерей Сергий Арефьевич Ледовский (1862 — после 1928)[14] долгое время был епархиальным миссионером-проповедником. За присоединение к православию более ста раскольников был в 1904 году сопричислен к ордену Святой Анны III степени. После издания 23 февраля 1922 года Декрета об изъятии церковных ценностей подключился к кампании. Вместе с протоиереем Николаем Русановым и группой саратовских мирян опубликовал в местной прессе восторженные отзывы о декрете. Вместе с ним же, получив в свое распоряжение от горсовета автомашину, разъезжал по храмам и усердно агитировал в пользу добровольной передачи церковных ценностей. Знавшие его были очень удивлены, так как почтенный протоиерей в прошлом не выражал никаких либеральных взглядов — напротив, казался принадлежащим к самой консервативной части саратовского духовенства. Осенью 1922 года протоиерей Сергий становится участником саратовской группы «Живой Церкви» и членом обновленческого Саратовского епархиального управления. Тем не менее через некоторое время, видимо, после появления в Саратове православного архиерея — епископа Петра (Соколова), принес покаяние в обновленчестве и вернулся в лоно Патриаршей Церкви. Служил в Серафимовской церкви Саратова.

Протоиерей Сергий Петрович Ильменский (1867–1918)[15] был редактором официального печатного органа епархии — «Саратовского духовного вестника», впоследствии принял монашество с именем Феофан, был поставлен во епископа Соликамского, викария Пермской епархии. За несколько дней до взятия Перми войсками армии Колчака 24 декабря 1918 года вместе с двумя священниками и пятью мирянами принял мученическую смерть: в тридцатиградусный мороз на берегу реки Камы владыку Феофана многократно окунали в прорубь живым, после чего утопили. Прославлен для общецерковного почитания в лике святых новомучеников и исповедников Церкви Русской в 2000 году.

Протоиерей Евгений Николаевич Шкенев (1869–1931)[16], член строительной комиссии по постройке здания духовного училища в Вольске, председатель комиссии по постройке здания Вольского епархиального женского училища. С 1915 года стал настоятелем Воскресенской кладбищенской церкви Саратова, был членом духовной консистории. Был арестован по «делу саратовского духовенства» в 1918 году и находился на одной скамье подсудимых со святыми Германом, епископом Вольским, и пресвитером Михаилом Платоновым, настоятелем Серафимовского храма Саратова. 6 октября 1918 года Саратовский революционный трибунал приговорил его к условному десятилетнему сроку заключения. Служил в Николаевской кладбищенской церкви города Камышина. Был реабилитирован в 1999 году.

Настоятель Иоанно-Предтеческого собора в Вольске протоиерей Модест Александрович Белин (1873–1937)[17] — уроженец Петербурга, потомственный дворянин, сын действительного статского советника, выпускник Казанской духовной академии. Был председателем Вольского отделения Союза русского народа. В конце 1911 года перевелся в Великий Новгород и служил в храме во имя Михаила Архангела. Известно, что он был арестован и выслан на пять лет в 1932 году, вторично арестован по ст. 58 п. 10 УК РСФСР и Особой тройкой при УНКВД по Ленинградской области 15 ноября 1937 года приговорен к расстрелу. Приговор был приведен в исполнение 19 ноября 1937 года.

*  *  *

Судьбы многих пастырей, участвовавших во встрече Седмиезерной иконы и в паломничестве, остались неизвестны, но в большинстве своем им пришлось пережить слом старого уклада церковной жизни, встретиться с проявлениями воинствующего атеизма и претерпеть гонения на Церковь со стороны новой большевистской власти.

В Саратове я живу рядом с Казанской церковью, на улице Чернышевского. Знаю историю ее возведения в начале ХХ века и воссоздания в 1990-х годах. Бывая на службах, всегда при входе в храм обращаю внимание на мемориальную доску, свидетельствующую, что в октябре 1905 года сей храм был освящен Преосвященным Гермогеном, епископом Саратовским и Царицынским. Тогда же в этот храм был доставлен и список Казанской иконы Божией Матери. Так две чудотворные иконы — Казанская и Седмиезерная — теперь уже навсегда соединились в моем сознании.

Автор выражает искреннюю признательность Валерию Владиславовичу Теплову — за поддержку замысла и большую помощь в написании статьи.

 

[1] «Саратовский вестник» и «Саратовский листок» 16 июня 1911 года также сообщают об отъезде епископа Гермогена в Вольск.

[2] Волга. 1911. 15 июня. С. 2.

[3] См.: Волга. 1910. 6 августа. С. 3; там же. 8 августа. С. 3.

[4] Подробнее о проводах Седмиезерной иконы Божией Матери из Саратова в Царицын см.: Волга. 1910. 12 ноября. С. 12.

[5] См.: Саратовский духовный вестник. 1911. № 31. С. 4–5.

[6] Киновия — храм Страстей Господних в Саратове. Относился к подворью Спасо-Преображенского мужского монастыря. Один из центров духовного просвещения. При Киновии действовало миссионерское Братство Святого Креста, имелась школа для детей-сирот и детей из бедных семей.

[7] Усадьбу в Старой Потловке, комплекс ее учебных заведений по праву называли «заповедником образования». Уникальна личность ее владелицы, деятельницы народного просвещения Надежды Михайловны Рихтер (1844/45 — после 1922). Ею были организованы мужская школа при церкви святой Аллы, затем женская, для которой построены новое здание и общежитие для учениц. Дети из Потловской школы совершали образовательные поездки в Саратов, Казань, Санкт-Петербург.

[8]   Мраморнов А., свящ. Великое паломничество саратовских архипастырей, пастырей и мирян в Седмиезерную пустынь Казанской епархии. Саратов. 1911. С. 39.

[9] Казанское святотатство — похищение явленного Казанского образа Божией Матери — произошло в ночь с 28 на 29 июня 1904 года, за несколько месяцев до начала первой русской революции.

[10] Подробнее см.: http://ap-mramornov.narod.ru/

 

[11] См.: Плякин М., диак., Теплов В.В. Досифей (Протопопов Дмитрий Алексеевич) // Православная энциклопедия. Т. 16. С. 66–67 (https://www.pravenc.ru/text/180341.html).

[12] О нем см.: Интерактивная карта гонений на территории Саратовской митрополии: https://map.mefodiy-kirill-hram.ru/person.php?id=12 . См. также: Собор Саратовских святых: сборник житий / Авт.-сост. свящ. М. Плякин. Саратов: Изд-во Саратовской митрополии, 2017. С. 35–97.

[13] См.: Труфанов Сергей Михайлович // Энциклопедия «Древо» // https://drevo-info.ru/articles/13680043.html

[14] См.: Лежнина И.И. Биографический очерк священников Саратовской, Самарской, Астраханской епархий ХVIII–ХХ вв. (Электронная публикация: https://lezhnina.webnode.ru ). См также: Содержание всех номеров Саратовских епархиальных ведомостей за 1865–1918 гг. / Сост. К.Н. Климкин, И.И. Лежнина: http://sipyagin.ucoz.ru/load/0-0-0-142-20

[15] О нем см.: Интерактивная карта гонений на территории Саратовской митрополии: https://map.mefodiy-kirill-hram.ru/person.php?id=193

[16] См.: Лежнина И. И. Указ. соч.

[17] См.: Содержание всех номеров Саратовских епархиальных ведомостей за 1865–1918 гг. / Сост. К.Н. Климкин, И.И. Лежнина: http://sipyagin.ucoz.ru/load/0-0-0-142-20 . См. также: База данных «Новомученики и Исповедники Русской Православной Церкви XX века» (http://kuz3.pstbi.ccas.ru/bin/nkws.exe/ans/nm/?HYZ9EJxGHoxITYZCF2JMTdG6Xbu-dOicfG0AfeGZsS6UU8iZei4UfOHUfe8ctk*).

Журнал  «Православное Поволжье», № 2 (2022 г.)

 

[ Маргарита Шашкина ]

Последние новости

Калинин поддержал работу Росалкогольтабакконтроля по борьбе с контрафактом

В 1 квартале 2024 года Межрегиональным управлением Федеральной службы по контролю за алкогольным и табачным рынками по Приволжскому федеральному округу принято 47 решений о признании информации и материалов на сайтах зап

Состоялось вручение медали «За безупречную службу»

19 апреля 2024 года на совещании председатель Саратовского областного суда Ляпин Олег Михайлович вручил медаль «За безупречную службу» Сотскову Сергею Ивановичу,

Сведения о результатах проведённых контрольных (надзорных) мероприятиях в отношении юридических лиц и индивидуальных предпринимателей Управлением Роспотребнадзора по Саратовской об

Сведения о результатах проведённых контрольных (надзорных) мероприятиях в отношении юридических лиц и индивидуальных предпринимателей Управлением Роспотребнадзора по Саратовской области за период:

Card image

Экономику РФ из-за эффекта домино может ждать двухлетний кризис

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *